Наследники контролирующего должностного лица могут «ответить» за ООО

С достаточно прецедентным делом в рамках банкротства столкнулся Арбитражный суд Амурской области. В центре внимания – привлечение к субсидиарной ответственности наследников контролирующего должностного лица компании, которое погибло 4 года назад.

Кто виноват?

Контролирующее должностное лицо (КДЛ) – это, по сложившейся практике, лицо, ответственное за принятие решений в компании. Реальный руководитель или владелец, несмотря на «номинальные» должности или учредителей.

В рассматриваемом деле изначально ситуация была вроде бы проста – ООО «Амурский продукт» вышло на банкротство еще в августе 2016 года по инициативе кредиторов. В ходе банкротства стало ясно, что занимавшийся хранением нефтепродуктов должник в прямом смысле разворовал всю вверенную на хранение продукцию. Руководил компаний на тот момент замгендиректора, который в ноябре 2015 года погиб в ДТП.

Уголовное дело по факту хищения было закрыто в связи со смертью, а участвующие в процедуре банкротства единогласно пришли к выводу, что основной причиной несостоятельности компании послужили именно хищения.

 Наследник в ответе?

«Реальное» управление компанией установили по целому ряду признаков. Супружество с родной сестрой гендиректора и управление аффилированными фирмами стали не последним доводом в пользу признания погибшего заместителя контролирующим компанию лицом.

В итоге кредитор решил бить по наследникам – в пределах унаследованного имущества требует привлечь к субсидиарной ответственности вдову погибшего и его двоих сыновей.

Суды в трех инстанциях отказали в требованиях, акцентировав внимание на том, что все требования связаны с личностью погибшего, а потому не могут быть переложены на наследников.

Кредитор подал кассационную жалобу, настаивая, что убытки были причинены до смерти КДЛ, а потому могут быть отнесены к наследственной массе.

Рассмотрение жалобы намечено на 9 декабря и если решения судов не устоят, то в РФ создастся опасный прецедент по взысканию долгов ООО с наследников реальных владельцев и управленцем проблемных компаний.