ВС РФ признал за родственником должника-банкрота право погашать кредит

Интересное дело было рассмотрено Верховным судом РФ (308-ЭС20-20893) в рамках пересмотра вступивших в силу судебных актов нижестоящих судов.

По изначальным материалам дела, в отношении гражданина П. была запущена процедура банкротства, по итогам которой он был признан банкротом.

При этом ранее, в 2015 году, между ним, его супругой, еще одним лицом и Сбербанком был заключен кредитный договор в рамках приобретения жилья по ипотеке. Сумма кредита составила 760 тыс. рублей, а приобретенная квартира была предоставлена банку в залог.

В дальнейшем имущественное положение должника ухудшилось, кредит вышел на просрочку. Но в 2018 году его супруга – гражданка П. внесла оставшуюся часть кредита в сумме 125 тыс. рублей, полностью погасив остаток долга. Залог с имущества был снят, тем самым квартира получила статус единственного жилья должника.

Но на момент погашения оставшейся части кредита П. уже был признан банкротом.

В рамках дела о банкротстве финансовый управляющий потребовал через суд признать платеж недействительным, как и погашение кредита с освобождением имущества от залога. Управляющий посчитал, что это является преимущественным удовлетворение требований Сбербанка и нарушает права иных кредиторов.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции признавать сделку недействительности отказались, но платеж признали недействительным. Поскольку он был совершен уже в рамках банкротства, что подразумевает особый порядок погашения общих обязательств супругов.

А вот Верховный суд с выводами нижестоящих судов не согласился и все решения отменил, направив дело на новое рассмотрение.

В обоснование своей позиции высшая инстанция указала, что судами не проводилась проверка, за счет каких средств был совершён платеж – за счет его средств, совместных средств или же личных средств супруги. И хотя СК РФ установлена презумпция совместно нажитого имущества супругов, жена должника в суде заявляла об использовании личных средств при платеже.

Информация судами не была проверена, в связи с чем дело было направлено на новое рассмотрение.